Nov 14

На пути ребёнка-инвалида в обычную общеобразовательную школу стоит три преграды: психологическая, адаптационная и административная. Об этом во вторник рассказала студентам Коми пединститута Кэрол Квирк, президент международной организации по интегрирующему обучению детей с ограниченными физическими возможностями и детей-инвалидов, член комитета по проблемам людей с инвалидностью при президенте США. По словам Кэрол, именно последний барьер, связанный с равнодушием чиновников, преодолеть сложнее всего.

- Ранее, лет двадцать назад, американские дети-инвалиды не имели возможности учиться в одних и тех же школах со сверстниками, так же как у вас нынче в России. Ребятишки, больные ДЦП, аутисты, с различными нарушениями слуха, зрения и прочими проблемами, либо получали образование в специализированных интернатах, либо вообще не учились, находясь дома с родителями, – рассказала госпожа Кэрол студентам. – Но в 1990 году в Соединённых Штатах появился закон, гарантирующий всем детям право обучения в обычной школе, причём ближайшей к дому. Любой ребёнок-колясочник, например, мог сказать: «Хочу учиться здесь!» И это были уже проблемы конкретной школы – сделать пандусы, лифты, подъёмники, нанять дополнительных специалистов.

Школам так или иначе пришлось адаптироваться к новым условиям приёма учеников. Инициаторы инклюзии боялись, что учеников-калек плохо встретят нормальные дети и их родители, но, оказалось, страх был напрасен, в обществе в основном проявлялось великодушие и милосердие. Вопросы возникли и педагогические. Так, учителя оказались не готовы к работе с особенными детьми. В тогдашнем американском варианте, несмотря на то, что все дети стали посещать одно образовательное заведение, внутри школы всё равно произошло разделение на классы для умных и здоровых и классы для больных и отстающих в развитии. Как выразилась зарубежная гостья, «в школу вели две двери, и инклюзия* всё-таки была невозможна».

Тем не менее благодаря продолжающейся работе по переподготовке учителей, переоборудованию зданий школ и широкой общественной и государственной поддержке к 2011 году 70 процентов детей-инвалидов, проживающих на территории США, ранее не имевших возможности обучения в обычной школе, стали её учениками. При президенте Соединенных Штатов появился специальный Комитет для решения насущных проблем школьников с ограниченными возможностями. Всех учителей ещё на стадии их студенческого обучения готовят к работе с трудными детьми не индивидуально с каждым, а именно в коллективе их здоровых одноклассников. Говоря же о том, что существенное развитие инклюзивного образования реально только при поддержке чиновников, госпожа Кэрол привела такой пример. В штате Нью-Йорк лишь 10 процентов детей с ограниченными возможностями учатся совместно со своими ровесниками. В соседнем с ним штате Пенсильвания возможность посещать обычную школу имеют 90 процентов ребятишек с отклонениями. Причину такой статистической разницы американская коллега видит именно в заинтересованности (или незаинтересованности) правительства каждого штата в полноценном развитии и образовании каждого ребёнка.

Школа неравных возможностей

В США термин «инклюзивное образование» всем известен, даже школьники знают, что это такое, поскольку с большой долей вероятности можно утверждать, что в его школе учится хотя бы один ребёнок-инвалид и для его образовательной деятельности созданы все условия: устроен подъёмник (если у школьника трудности с передвижением), закуплены учебники, написанные языком Брайля (если ученик незрячий), организованно специальное учебное место (если он колясочник) и даже имеется этакий шлем с длинной ручкой-указкой, чтобы писать головой (если нет, например, рук). А ещё там может учиться читать ребёнок, не умеющий говорить, и учитель не ставит «двойку» за поведение при беспрестанном кружении по классу гиперактивного аутиста. Школа по-настоящему равных стартовых потенциалов – вот что такое инклюзивное образование.

Когда госпожа Кэрол спросила присутствующих студентов, кто ничего не слышал об обсуждаемой проблеме, в аудитории поднялся «лес» рук. Такой ответ является показателем «доступности» информации в целом о проблеме образования детей-инвалидов в нашей стране и в республике в частности, потому что эти студенты – будущие педагоги, к которым, быть может, родители приведут своего ребёнка с отклонениями в здоровье…

Если школа будет готова принять.

И если это будет разрешено чиновниками от образования.

А пока этого нет, наши дети-инвалиды, увы, заложники системы ограниченных возможностей.

А как у нас?

В настоящее время инклюзивное образование на территории РФ регулируется Конституцией РФ, федеральным законом «Об образовании», федеральным законом «О социальной защите инвалидов в РФ», а также Конвенцией о правах ребёнка и Протоколом №1 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В 2008 году Россия подписала Конвенцию ООН «О правах инвалидов». В статье двадцать четвёртой Конвенции говорится том, что в целях реализации права на образование государства-участники должны обеспечить инклюзивное образование на всех уровнях и обучение в течение всей жизни человека.

Республика Коми является участником международного проекта «Образование – для всех», продвигаемого Евросоюзом. В рамках его реализации уже несколько управленцев съездили за опытом в заморские страны. Между тем практическую реализацию идеи инклюзивного образования в нашей республике вряд ли найдёшь, как и её существенную государственную поддержку.

В столице Коми порядка двадцати детей школьного возраста, по данным Ассоциации матерей аутистов, не имеют возможности получать общее образование в силу своих особенностей (при этом не отстающие в интеллектуальном развитии от сверстников!).

Методом личных переговоров родителям сложных ребятишек удалось убедить директора сыктывкарской школы №18 попробовать обучать ребятишек с ограниченными возможностями в начальном звене наравне со всеми: в обычной школе, по обычным стандартным программам. Насколько успешным оказался опыт, мы расскажем в одной из следующих публикаций.

* Инклюзивное образование – такое образование, которое подразумевает доступность его получения для всех детей, независимо от их способностей и состояния здоровья; включение детей-инвалидов в обычную общеобразовательную среду.

На пути ребёнка-инвалида в обычную общеобразовательную школу стоит три преграды: психологическая, адаптационная и административная. Об этом во вторник рассказала студентам Коми пединститута Кэрол Квирк, президент международной организации по интегрирующему обучению детей с ограниченными физическими возможностями и детей-инвалидов, член комитета по проблемам людей с инвалидностью при президенте США. По словам Кэрол, именно последний барьер, связанный с равнодушием чиновников, преодолеть сложнее всего.

- Ранее, лет двадцать назад, американские дети-инвалиды не имели возможности учиться в одних и тех же школах со сверстниками, так же как у вас нынче в России. Ребятишки, больные ДЦП, аутисты, с различными нарушениями слуха, зрения и прочими проблемами, либо получали образование в специализированных интернатах, либо вообще не учились, находясь дома с родителями, – рассказала госпожа Кэрол студентам. – Но в 1990 году в Соединённых Штатах появился закон, гарантирующий всем детям право обучения в обычной школе, причём ближайшей к дому. Любой ребёнок-колясочник, например, мог сказать: «Хочу учиться здесь!» И это были уже проблемы конкретной школы – сделать пандусы, лифты, подъёмники, нанять дополнительных специалистов.

Школам так или иначе пришлось адаптироваться к новым условиям приёма учеников. Инициаторы инклюзии боялись, что учеников-калек плохо встретят нормальные дети и их родители, но, оказалось, страх был напрасен, в обществе в основном проявлялось великодушие и милосердие. Вопросы возникли и педагогические. Так, учителя оказались не готовы к работе с особенными детьми. В тогдашнем американском варианте, несмотря на то, что все дети стали посещать одно образовательное заведение, внутри школы всё равно произошло разделение на классы для умных и здоровых и классы для больных и отстающих в развитии. Как выразилась зарубежная гостья, «в школу вели две двери, и инклюзия* всё-таки была невозможна».

Тем не менее благодаря продолжающейся работе по переподготовке учителей, переоборудованию зданий школ и широкой общественной и государственной поддержке к 2011 году 70 процентов детей-инвалидов, проживающих на территории США, ранее не имевших возможности обучения в обычной школе, стали её учениками. При президенте Соединенных Штатов появился специальный Комитет для решения насущных проблем школьников с ограниченными возможностями. Всех учителей ещё на стадии их студенческого обучения готовят к работе с трудными детьми не индивидуально с каждым, а именно в коллективе их здоровых одноклассников. Говоря же о том, что существенное развитие инклюзивного образования реально только при поддержке чиновников, госпожа Кэрол привела такой пример. В штате Нью-Йорк лишь 10 процентов детей с ограниченными возможностями учатся совместно со своими ровесниками. В соседнем с ним штате Пенсильвания возможность посещать обычную школу имеют 90 процентов ребятишек с отклонениями. Причину такой статистической разницы американская коллега видит именно в заинтересованности (или незаинтересованности) правительства каждого штата в полноценном развитии и образовании каждого ребёнка.

Школа неравных возможностей

В США термин «инклюзивное образование» всем известен, даже школьники знают, что это такое, поскольку с большой долей вероятности можно утверждать, что в его школе учится хотя бы один ребёнок-инвалид и для его образовательной деятельности созданы все условия: устроен подъёмник (если у школьника трудности с передвижением), закуплены учебники, написанные языком Брайля (если ученик незрячий), организованно специальное учебное место (если он колясочник) и даже имеется этакий шлем с длинной ручкой-указкой, чтобы писать головой (если нет, например, рук). А ещё там может учиться читать ребёнок, не умеющий говорить, и учитель не ставит «двойку» за поведение при беспрестанном кружении по классу гиперактивного аутиста. Школа по-настоящему равных стартовых потенциалов – вот что такое инклюзивное образование.

Когда госпожа Кэрол спросила присутствующих студентов, кто ничего не слышал об обсуждаемой проблеме, в аудитории поднялся «лес» рук. Такой ответ является показателем «доступности» информации в целом о проблеме образования детей-инвалидов в нашей стране и в республике в частности, потому что эти студенты – будущие педагоги, к которым, быть может, родители приведут своего ребёнка с отклонениями в здоровье…

Если школа будет готова принять.

И если это будет разрешено чиновниками от образования.

А пока этого нет, наши дети-инвалиды, увы, заложники системы ограниченных возможностей.

А как у нас?

В настоящее время инклюзивное образование на территории РФ регулируется Конституцией РФ, федеральным законом «Об образовании», федеральным законом «О социальной защите инвалидов в РФ», а также Конвенцией о правах ребёнка и Протоколом №1 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В 2008 году Россия подписала Конвенцию ООН «О правах инвалидов». В статье двадцать четвёртой Конвенции говорится том, что в целях реализации права на образование государства-участники должны обеспечить инклюзивное образование на всех уровнях и обучение в течение всей жизни человека.

Республика Коми является участником международного проекта «Образование – для всех», продвигаемого Евросоюзом. В рамках его реализации уже несколько управленцев съездили за опытом в заморские страны. Между тем практическую реализацию идеи инклюзивного образования в нашей республике вряд ли найдёшь, как и её существенную государственную поддержку.

В столице Коми порядка двадцати детей школьного возраста, по данным Ассоциации матерей аутистов, не имеют возможности получать общее образование в силу своих особенностей (при этом не отстающие в интеллектуальном развитии от сверстников!).

Методом личных переговоров родителям сложных ребятишек удалось убедить директора сыктывкарской школы №18 попробовать обучать ребятишек с ограниченными возможностями в начальном звене наравне со всеми: в обычной школе, по обычным стандартным программам. Насколько успешным оказался опыт, мы расскажем в одной из следующих публикаций.

* Инклюзивное образование – такое образование, которое подразумевает доступность его получения для всех детей, независимо от их способностей и состояния здоровья; включение детей-инвалидов в обычную общеобразовательную среду.

спонсор статьи

Бюро переводов “Прима Виста”, оказывает услуги по качественному переводу с иностранных языков, в соответствии с международными стандартами и сертификатами. Агентство предлагает самые приемлемые цены на перевод технических текстов, а так же чертежей, документации, нормативной литературы и др., со ста двадцати языков мира. “Прима Виста”, в кратчайшие сроки, выполнит перевод любой сложности и в неограниченном объёме.
Бюро переводов “Прима Виста”, оказывает услуги по качественному переводу с иностранных языков, в соответствии с международными стандартами и сертификатами. Агентство предлагает самые приемлемые цены на перевод технических текстов, а так же чертежей, документации, нормативной литературы и др., со ста двадцати языков мира. “Прима Виста”, в кратчайшие сроки, выполнит перевод любой сложности и в неограниченном объёме.
Анна Бобрецова

Источник: komikz.ru

Обсудить тему в группе
“ОБРАЗОВАНИЕ”

Nov 5

Творческая группа во главе с начальником дошкольного отдела Омельченко Еленой Геннадиевной разработала программу «Виртуальный детский сад», который поможет родителям познакомиться с особенностями развития детей, сформировать понимание проблем ребенка в интеллектуальном, речевом, психическом и физическом развитии, поможет обучиться методам воспитания и специальным навыкам взаимодействия с детьми с учетом индивидуальных особенностей ребенка. «Виртуальный детский сад» – образовательное учреждение, в котором педагогический процесс и обучение родителей осуществляются через Интернет.

В ходе реализации данной работы мы планируем разработать курс практических занятий для педагогов по работе в «Виртуальном детском саду», содействовать формированию грамотного, осознанного отношения родителей к использованию педагогических методик, разработать и распространить программы интерактивного обучения и консультирования родителей. Специалисты будут давать рекомендации, советы для родителей по воспитанию и обучению ребенка. Ознакомившись с материалами виртуального занятия, родители выполняют ряд заданий совместно с ребенком, которые проверяются и анализируются специалистами для дальнейший работы. Родители могут вступать во взаимодействие с сетевыми воспитателями, специалистами дошкольного учреждения, консультируясь по различным вопросам. Сетевые воспитатели и специалисты могут также осуществлять контроль и оценку знаний родителя, общаясь с ним по электронной почте, по телефону, в форуме или при помощи иных технических средств связи, сообщает сайт управления образования горсовета.

Организационная структура «Виртуального детского сада» включает в себя педагогическое направление, где специалисты дают различные консультации, психологическое направление, где осуществляется психологическая поддержка семьи в кризисной ситуации, формирование навыков общения между родителем и ребенком. Методическое направление, где осуществляется обучение педагогов основам работы с данной категорией семей, выпуск методических пособий для родителей и педагогов. Направление взаимодействия направлено на разработку механизмов социального партнерства между государственными и общественными организациями, информационную поддержку родителей по средствам Интернет рассылок.

Объединяет все группы «Виртуального детского сада” – работа по организации совместных праздников и занятий для детей, имеющих различный уровень физического развития на базе дошкольного учреждения.
Необходимо ли дистанционное обучение для родителей, воспитывающих ребенка с ограниченными возможностями здоровья и, в особенности, детей-инвалидов с ограниченными возможностями передвижения? Казалось бы, вряд ли уместна такая постановка вопроса. Совершенно очевидно, что обучение посредством компьютера снимает весьма актуальную для этих родителей проблему образования в вопросах взаимодействия с «особым» ребенком.
Дистанционное обучение для родителей детей-инвалидов необходимо в силу, прежде всего, особенностей развития дошкольной системы образования и специфики психического развития таких детей. При этом дистанционное обучение должно быть включено в рамки специальной образовательной среды, ориентированной на цели образования, развития и социализации детей с ограниченными возможностями.

Источник: kochegarka.com.ua

Обсудить тему в группе
“ОБРАЗОВАНИЕ”

Nov 5

Власти Москвы с 2012 года увеличат в два-три раза объем финансирования столичных школ, которые приспосабливаются для обучения детей-инвалидов, заявил в среду мэр Сергей Собянин на заседании координационного совета по делам инвалидов.

Тем самым, по его словам, городские власти намерены ввести мотивацию для средних общеобразовательных учреждений, чтобы они принимали детей с ограниченными возможностями здоровья и обеспечивали им удобные условия для учебы.

Столичный градоначальник пояснил, что в прежние годы больший уклон делался на создание специализированных школ для инвалидов. “Сейчас мы пытаемся там, где это возможно, создать условия в общеобразовательных, обычных школах”, – сказал мэр.

Он добавил, что раньше в школах не было условий для обучения инвалидов, поэтому иногда таких детей направляли в специализированные школы, интернаты.

“Конечно, самое лучшее – чтобы они были адаптированы в обычных школах. Там где нельзя этого сделать – не будем, где можно – то лучше, конечно, чтобы они учились в обычной школе”, – подчеркнул мэр.

По его словам, планируется, что такие школы будут в каждом столичном районе. “Более того, с 1 января вводим серьезную мотивацию для школ, чтобы они занимались с детьми-инвалидами, и оборудуем для них места. Поэтому норматив финансирования для обычных школ, где будут учиться дети с ограниченными возможностями здоровья, с 1 января будет в два-три раза выше, чем обычный норматив финансирования”, – сказал Собянин.

Он отметил, что “это будет серьезной мотивацией для школ, чтобы они предметно занимались этим вопросом”.

Всего, по данным столичного градоначальника, в московских учебных заведениях обучаются около 20 тысяч инвалидов.

Руководитель столичного департамента образования Исаак Калина заявил, в свою очередь, что в этом году на работы по формированию комфортной, безбарьерной среды для инвалидов было выделено более 600 миллионов рублей. Эти средства пошли, в частности, на оснащение школ специализированным оборудованием – бегущей строкой, звуковыми и говорящими устройствами, телескопическими пандусами.

“Сейчас эта работа фактически везде завершается. Это позволит к концу 2011 года привести количество таким образом приспособленных объектов образования до 90% их общего числа, и в 2012 году мы надеемся завершить приспособление всех учреждений”, – уточнил Калина.

По его словам, “безбарьерная среда является необходимым условием для инклюзивного образования, то есть обучения ребенка-инвалида в условиях обычной школы”.

Это, по мнению Калины, исключает любую дискриминацию детей и создает для всех равные условия в получении образования. По его данным, за последний год количество учреждений, дающих инклюзивное образование, увеличилось в три раза.

“Но, тем не менее, на сегодняшний день доля таких учреждений составляет менее 10% всей образовательной сети города”, – уточнил чиновник.

Он также отметил, что становится все более востребованным и дистанционное образование, что позволяет реализовать индивидуальный подход к тем детям, которые не могут обучаться в школе.

“Из бюджета выделены средства на реализацию пилотного проекта по развитию дистанционного образования детей-инвалидов, и на модернизацию технических рабочих мест с использование дистанционных средств”, – отметил глава департамента.

Он добавил, что эти дети имеют возможность систематически приезжать в учебные учреждения, для живого общения с преподавателем.

“В среднесрочной перспективе планируем использовать технологию дистанционного обучения для получения не только среднего, но и дополнительного, профессионального образования”, – уточнил Калина.

Кроме того, добавил он, расширяется список профессий и специальностей для детей-инвалидов – если в позапрошлом учебном году таких профессий было 283, то уже в прошлом – 331.

В настоящее время в Москве проживают более 1,2 миллиона людей с ограниченными возможностями здоровья, из них более 15 тысяч – слабовидящие и слепые, более 26 тысяч человек – с патологией опорно-двигательного аппарата.

Источник: ria.ru

Обсудить тему в группе
“ОБРАЗОВАНИЕ”

Nov 5

Такие данные были озвучены вчера в Кишиневе заместителем представителя ЮНИСЕФ в Молдове Сэнди Бланше на заседании клуба журналистских расследований.

Бланше отметила, что, согласно исследованию ЮНИСЕФ, только 5% населения полагает, что дети со специальными потребностями могут посещать близлежащие детсады. Меньше половины родителей разрешили бы своим детям играть с ребенком-инвалидом.

Присутствовавший на заседании начальник управления Министерства просвещения Валентин Круду подчеркнул, что в июле с. г. в республике был принят Национальный регламент по развитию инклюзивного образования. В Криулянах и Оргееве были созданы детсады, которые посещают и дети-инвалиды, в том числе с синдромом Дауна. В 2012 году в нашей стране при поддержке правительства Чехии будет открыто еще два инклюзивных детсада такого типа
Игорь КРУДУ

Источник: kp.ru

Обсудить тему в группе
“ОБРАЗОВАНИЕ”

Nov 5

3 ноября в детском саду №49 Кемерова торжественно открыли две дополнительные дошкольные группы на 20 мест каждая.

Для детей создали максимально комфортные условия. Здесь дидактические и интеллектуальные игры, модули, конструкторы, атрибуты для сюжетно-ролевых игр, театрализованной деятельности и воспитания трудовых навыков.

Созданы в группах и условия для инклюзивного образования, т.е. совместного обучения здоровых детей и детей с незначительными нарушениями в развитии. Это позволит здоровым детям научиться заботиться и уважать сверстников с проблемами в развитии, а детям-инвалидам облегчит социальную адаптацию в обществе.

Открытие дополнительных групп позволило сократить очередность в детские сады Ленинского района на 3%. Кроме того, создано 6 новых рабочих мест.

На проведение ремонтных работ и оборудование игровых площадок теневыми навесами и уличным бассейном из городского бюджета израсходовано 8,4 млн.рублей.

Источник: kuzbassnews.ru

Обсудить тему в группе
“ОБРАЗОВАНИЕ”

« Previous Entries Next Entries »